Когда в чести бесчестие

Сацита Асуева ,,,Сацита Асуева

     В последнее время в Москве участились убийства иностранных граждан, причём убийства эти сопровождаются надругательством над трупами – отрезают носы, уши и другие органы. Похоже, навыки, приобретённые россиянами в двухэтапной чеченской войне, продолжают находить себе применение по сей день. «…У парня вырвали сердце и на труп положили…» (Самашки. Радио Свобода, апрель 1995).  Показателен случай двух приятелей – Рыно, изучавшего живопись, и Скачевского, студента спортфака. С августа 2006 по 2009 г. на счету этих «русских солдат», как они сами себя называли,  возложивших на себя миссию «очищения города от оккупантов», накопилось 37 жертв. Убивают в столице, в основном, темнокожих туристов и смуглолицых трудовых мигрантов, честно зарабатывающих нелёгким трудом свой хлеб. Убивают за общий для всех жертв  непоправимый «грех», которому в России нет прощения, – «инородство»… Парадокс, непостижимый заурядной логике, заключается в том, что  национальные республики также являются «неотъемлимой частью России», то есть единственной альтернативой для  «чёрных» является раздробить себя на атомы или переселиться на другую планету. И стимулируют подобные явления открытые шовинистические лозунги, по сути призывы к  расправе над «чужаками», звучащие в различных программах российских телеканалов. В этом марафоне устойчивое первенство удерживает «главный патриот» России и постоянный участник различных ток-шоу Алексей Митрофанов, избранный, кстати, главой вновь созданного парламентского комитета по СМИ, которому принадлежат призывы типа «Москва – это наш город», «Идите все в баню», «Понаехали тут!», руководствуясь принципом «И наше – наше, и ваше – тоже наше».
В то же  время сотни тысяч экономических беженцев из России продолжают заполонять Европу, не говоря уже о других частях света. Причём выезжающие из РФ, в отличие от въезжающих, устремляются за кордон вовсе не в поисках работы. Орды потенциальных нахлебников манит непреодолимое очарование государственных пособий, предоставляемых принимающими странами. Работающих можно пересчитать по пальцам.
Большинство русских азилянтов, из тех, с кем мне приводилось встречаться, к примеру, во Франции, откровенно игнорировали правила проживания в этой стране, ненавидели её народ, даже её язык, не  считая нужным его изучать. Красноречивой иллюстрацией к особенностям российского менталитета могла бы послужить пришедшая мне на память встреча многолетней давности с одной знакомой, переселившейся в Тбилиси. На вопрос, как ей нравится в Грузии, она ответила: «Оооой, да это просто рай! Если бы только не эти «кикелы» (пренебрежительное прозвище грузин) кругом…»      «Да пошли они к чёрту, эти французы! – вторит ей сегодня  кубанский казак из Краснодара. – На них я ещё не работал!» А между тем, французы эти, которые жить его к себе не приглашали, наивно поверили изобретённой им легенде и предоставили  все условия для безбедного существования. Удивительно, откуда такая убеждённость, что им все должны?
Если после октябрьского переворота в Европе находили приют в основном люди талантливые – политики, писатели, поэты, художники, то теперь это  в большинстве своём либо просто неудачники, либо преследуемые законом у себя на родине сомнительные личности, среди которых — множество  аферистов, скрывающихся от банковских долгов по кредитам. Вот знахарь-шарлатан, бежавший из родных краёв после экзекуции, которой подвергся со стороны обманутых пациентов, и представивший французскому правосудию фотографию с останками умершего естественной смертью старшего брата, убитого, якобы, политическими противниками, в том контексте, что та же участь уготована и ему.
Вот скрывающаяся от возмездия бывшего партнёра, которого она заразила неизлечимой  болезнью, любвеобильная дама, всё ещё не извлекшая урока из своего печального опыта…
Среда прибывающих в поисках убежища кишит ворьём обоих полов, не видящим абсолютно ничего предосудительного в своём занятии. Особый колорит  всей этой разношёрстной публике придают гомосексуалисты (откровенные и пытающиеся «сохранить лицо»), ринувшиеся в эту страну в полной уверенности, что здесь их ждут с распростёртыми объятиями.  Очень скоро обнаруживается, что в этой области прародительница мировой демократии далеко «не впереди планеты всей».
Оказалось, что напрасно я боялась показаться предвзятой, отвергая предложение редактора газеты, с которой сотрудничаю, проинтервьюировать польского эмигранта, борца за права и свободы сексуальных меньшинств , преследуемого у себя на родине. Франция, конечно, страна либеральная и считает принципиальным защищать ВСЕХ гонимых, но это не означает, что однополая любовь пользуется здесь поддержкой общественности. Напротив, попыткам легализовать это социальное явление было оказано яростное сопротивление, свидетельством чему явились многодневные тысячные митинги в Париже, Страсбурге и других городах в знак протеста против принятия закона об однополых браках. Достаточно много случаев физической расправы. На экране телевизора мелькают окровавленные, с выбитыми зубами, лица представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, избиваемых на митингах, в скверах, кафе и т.д. И несмотря на то, что закон об однополых браках в итоге всё же удалось провести 23 апреля 2013 г., никто не питает иллюзий относительно их «светлого будущего». Круглосуточные пикеты и сидения против этого закона около административных учреждений продолжаются по сей день.
И вот на этом накалённом фоне – требующие к  себе повышенного внимания и заботы претенциозные российские «коллеги»…    Вооружившись «вещдоками» в виде клочков бумаги с анонимными угрозами или состряпанными на собственных компьютерах повестками из полиции, они выдают себя за жертв политических преследований. Тогда как действительным изгоям бывает очень трудно доказать свою идентичность.
И тут уж трудно отказать в правоте лидеру партии «Национальный фронт» Мари Ле Пен, обвиняемой в излишне радикальном национализме. По крайней мере, её программа не содержит лозунга «Франция – для французов!» Она требует лишь поставить заслон на пути нескончаемого потока деклассированных элементов, оказавшихся лишними в своих странах.
После октябрьского переворота  1917 г. Россию покинуло более двух миллионов человек. За границей оказалось примерно 500 крупных ученых, возглавивших кафедры и целые научные направления (С. Н. Виноградский, В. К. Агафонов, К. Н. Давыдов, П. А. Сорокин и др.).  Почти весь литературный и музыкальный цвет нации эмигрировал во Францию: Ф. И. Шаляпин, С.В. Рахманинов, К.А. Коровин, Ю. П. Анненков, И. А. Бунин, Л. Андреев, К. Бальмонт, И. Бунин, 3. Гиппиус, Б. Зайцев, А. Куприн, Д. Мережковский, А. Ремизов, И. Шмелев, В. Ходасевич, М. Цветаева, Саша Черный,  В. Набоков, В. Варшавский, Г. Газданов, А. Гингер, Б. Поплавский. В эмиграции оказались не только писатели, но и выдающиеся русские философы: Н. Бердяев, С. Булгаков, С. Франк, А. Изгоев, П. Струве, Н. Лосский и др.  Ещё полтора миллиона покинули Россию после распада СССР.
Франция, конечно,  пыталась оградить себя от массового наплыва  беженцев, которые были представлены, всё же, в основном, деградирорававшими элементами,  искавшими здесь, как и теперь, возможностей беспечного существования.  Так что, разумеется, не все просители политического убежища его получали. Одним из получивших отказ был русский эмигрант, неудачник от литературы, казак Павел Горгулов. В 1932 г. пятью выстрелами в упор он убивает 75-летнего президента Франции Поля Дюмера, последними словами которого стали : «За что? Я же ничего не сделал.» Во время суда П.Горгулов кричал, в тщетной попытке объяснить совершенно очевидную, с его точки зрения, логичность своего поступка: « Франция мне отказала в виде на жительство!»  Но и после этой варварской акции отношение к русским эмигрантам не изменилось.
Откуда такая огромная разница в менталитете? Почему в России так укоренилась вера в  своё право на бесправие? На безнаказанные убийства и грабёж? Лица этих грабителей, совершенно искренне убеждённых в своей правоте, можно увидеть в кадрах, снятых в Чечении, Грузии, Прибалтике. Схваченный камерой во время массового ограбления магазинов  в Эстонии представитель русского населения, с трудом удерживающий охапку награбленного, с вызовом выкрикивает в объектив: «Это всё – наше!» (см. фильм «Лоботомия»).
Мне вспомнился рассказ участника второй мировой войны, чеченца, который с ужасом вспоминал, как Советская армия грабила гражданское население Германии. Если на пути мародёров попадался магазин, там устраивался настоящий погром. Отрежут, к примеру,   от тюка столько, сколько в силах унести, а остальной товар  – в лужу. Его фронтовых товарищей очень удивляло его равнодушие к дармовщине.
Житель г.Грозного кумык А.Мукуев, тихий и миролюбивый отец семейства, занимался во вторую чеченскую на своём автобусе извозом российских контрактников — развозил их по домам после окончания «вахты».   Очередной рейс в Ставрополь оказался роковым. Двое из числа высаженных только что пассажиров потребовали вдруг отдать им машину. Отказ стоил ему жизни…
Или вот сюжет, снятый на Курильских островах. Группа японцев приезжает сюда, чтобы почтить память своих близких, несмотря на то, что в этих краях нет даже гостиниц, — они вынуждены устраиваться частным образом у местных жителей. Они ставят перед надгробными памятниками с высеченными на них иероглифами свечки, возлагают цветы и ждут, когда смогут вернуться на землю предков.  А местный рыбак-любитель, держа в руках только что пойманную  крупную рыбину, вопрошает: «Как всё это можно отдать?!», имея в виду богатства края. Но ведь ЧУЖОЕ всё это, почему не принимается в расчёт этот факт?!
Сотни тысяч граждан Чеченской республики, включая и автора этих строк, лишились вследствие российской агрессии жилья и подверглись массовому грабежу со стороны российских военнослужащих, в том числе со стороны высшего командного состава. Но самым гнусным и аморальным способом, взятым на вооружение российской армией в Чечении , стало зарабатывание на трупах собственных жертв, получившее широкое распространение с самых первых дней военной интервенции и продолжающееся по сей день.
Расстреляв семью из семи человек (не пощадили даже 10-месячного ребёнка), находившуюся в автомашине с особым белым флагом, в селе Знаменское, российские военные танком столкнули машину с телами в овраг и поставили танк сверху так, чтобы родственники не смогли их оттуда извлечь. В качестве выкупа потребовали водки и денег. У близких не было выбора…
Кроме того, в Чечении (как и в Ингушетии) введена в практику конфискация у населения видео- и фотоархивов, осуществляемая представителями вооружённых сил российской армии, никогда, впрочем, не представляющимися. Надо полагать, что акции эти имеют целью сокрытие следов преступлений, совершавшихся и продолжающих совершаться в отношении мирных жителей этих республик, которые могли быть запечатлены частными лицами. Материалы изымаются полностью, без разбора их содержания, так что люди лишаются возможности даже взглянуть на образы близких, многих из которых уже нет в живых. А это — покушение на святая святых, память, на которую имеет право каждый.
Если задаться вопросом, почему эти убийцы и грабители так свято верят в свою непогрешимость, ответа глубоко искать не придётся. Он лежит на поверхности: истоки этого явления лежат в исторически сложившейся героизации преступных личностей и их преступной деятельности.
Необходимо отметить, что в последние годы в России, при поддержке правительственных СМИ, проводится грандиозная работа по подмене значения самого понятия «бандитизм». Слово «бандит» в современном русском языке – это давно уже не «участник банды, вооруженный грабитель», как утверждает Словарь Ожегова, оно превращено в синоним словосочетания «политический противник».
УК РСФСР 1960 г. ст.77 определяет бандитизм, как организацию вооружённых банд с целью нападения на предприятия, учреждения либо отдельных лиц.
Классический же образец бандита – это Степан Разин, герой русского народа и гордость российской истории. Начало его бандитской деятельности датируется 1669 годом. Помните? «…Там был Разин Степан, Пугачёв Емельян…» География бандитских налётов С.Разина была необъятна. Когда ему стало тесно на суше, где он сеял ужас во время своих кровавых грабежей,  поле его деятельности выплеснулось на  реки и моря. Ни один корабль, оказавшийся в поле его зрения, не мог спастись от налёта возглавляемой им шайки разбойников. Причём грабежам, завершавшимся зверскими массовыми убийствами, подвергались все судна без разбора, без деления на торговые и пассажирские. Жестокость и кровожадность Разина не имели границ. Когда в результате морского боя в плен к нему попали сын и дочь командующего персидским флотом, он, натешившись вдоволь, бросил ставшую его наложницей княжну в море, что, вследствие  неких непостижимых нам, инородцам, особенностей загадочной русской души , только укрепило всенародную к нему любовь, ведь это зверство было не однажды воспето и в русском фольклоре, и в литературе: «…Мощным взмахом поднимает он красавицу княжну И за борт её бросает в набежавшую волну…» Песню о Разине исполнял Шаляпин. Посвящали свои стихи «герою» Пушкин, Цветаева, Есенин и десятки других. Василий Каменский назвал свою поэму «Сердце народное — Стенька Разин». «Нет, не умер Стенька Разин, Снова грозный он идет…», писал в 1917 г. Александр Ширяевец. Степану посвящены поэмы, романы, симфонии, картины, одна из которых принадлежит кисти Кустодиева. Его имя носят улицы городов Тольятти, Ростов-на-Дону, Арзамас, Армавир, Воронеж, Екатеринбург, Иркутск, Красноярск, Ижевск, Саратов, Самара. Он явился героем первого российского  художественного фильма. Этот национальный «герой» был казнён за свои злодеяния в 1671 г. Его четвертовали, отрубленные же конечности и голову насадили на 5 колов. Туловище  оставили на земле «…псам на съедение…» И тут эта аномальная, бессмысленная, необъяснимая традиционная жестокость…
Разин, Пугачёв, Ермак – именно этих исторических личностей, сеявших смерть и ужас повсюду, где ступала их нога, избрал себе русский народ в качестве моделей национального героя, и именно их не устают воспевать их благодарные потомки.
Классическим образцом бандита, идеально подходившим под статью 77 УК РСФСР, являлся Иосиф Джугашвили-Сталин (партийно-уголовная уличка Коба), будущий (до самой своей смерти) бессменный вождь советского народа. Именно эта его бандитская деятельность явилась некогда причиной  столкновения с чеченцами, которые так намяли бока будущему генералиссимусу, что тот ещё полгода не мог оправиться от нанесённых побоев и появиться на людях по причине непрезентабельного вида. Об этом случае упоминает, кстати, в своей книге «Молодой Сталин» и английский писатель Симон Сеиак Монтфьор, утверждая, что именно эта давняя  история и явилась истинной причиной выселения чеченцев в 1944 г.  Злопамятность Сталина, конечно, общеизвестна, и он вряд ли мог забыть и простить свой позор, но едва ли причины этого выселения, которое стало лишь последовательным продолжением  вековой политики геноцида России в отношении чеченского народа, возможно свести к частному случаю. Не говоря уже о том, что депортации подверглись и другие народы.
Возвращаясь к бандитской молодости Сталина, вряд ли его со товарищи налёты на северо-кавказские банки и иные крупные ограбления можно  оправдать благородством цели.  Результат этого  «благородного» проекта – «Великая Октябрьская социалистическая революция» — это десятки миллионов истреблённых в результате «красного террора», в лагерях смерти и путём искуственно вызванного голода граждан СССР. Яркий пример того, что может произойти, когда к власти приходит бандит.
Грабить от имени государства, заменяя частные грабежи более политкорректно звучащими  «экспроприациями», гораздо легче. Тот же грабеж, именем закона, рядовых вкладчиков государственных банков совершался в России в недалёком прошлом. Подобными  же «экспроприаторами»  был убит 37-летний адвокат Магнитский, наивно поверивший в существование российской демократии и так и не сумевший понять, что бандиты, с которыми он вступил в бескомпромиссную схватку, защищены государством.
Парадоксальная уверенность в своём праве завладевать чужим впиталась, кажется, во все поры российского общества. Итак, бандитом, по общечеловеческим меркам, является тот, кто завладевает чужим добром. Тогда с чьей же лёгкой руки этим полностью утратившим нынче в России свой изначальный смысл эпитетом стали нарекать участников чеченского Сопротивления? !
Студенты, рабочие, учёные, оторванные от своей повседневной жизни нависшей над Родиной смертельной опасностью  и  взявшие в руки оружие для защиты Отечества, в одночасье превратились в «бандитов», «чеченские бандформирования» и «боевиков».
Боевик – это член какой-либо нелегальной или полулегальной структуры, в задачи которой входят боевые вылазки в интересах преступных синдикатов или криминальных группировок, или «авторитетов», то есть, вооружённого бандформирования, у которого нет и не может быть ничего общего ни с бойцами законных воинских формирований государства, подвергшегося агрессии, ни с бойцами народного ополчения. Эти ярлыки не только прямо противоположны по смыслу реальной сущности вещей, они бесстыдно циничны по отношению к патриотам, поставившим на карту свою жизнь, и которых в корне отличают от бандитов  чистота помыслов и благородство цели.  Одного лишь этого   сравнения с агрессорами  уже достаточно, чтобы увидеть воочию, «… насколько выше горцы своих заоблачных вершин…», так как здесь невозможна идеализация разбойников и грабителей. Здесь воспевают лишь храбрецов, явивших чудеса отваги на поле брани, защищая свою Родину.
Исторически бандитизм не мог зародиться на чеченской земле в силу национальных традиций, в соответствии с которыми посягательство на чужое рассматривается, как тягчайшее преступление против общества. ( Суровость закона по отношению к ворам и грабителям в некоторых арабских странах, где ещё не изжит обычай отрубания руки, общеизвестна. И даже в просвещённой Англии в 1734 г. была вынесена смертная казнь за кражу корсета). Ещё 20 лет назад жители ЧРИ не запирали, уходя, домов на замок.
Помню случай из моего далёкого детства в Алма-Ате. Было раннее утро. Кругом – ни души. А в траншее, параллельной с дорогой, по которой мы шли с отцом, я увидела кучу бумажных денег. Отец не позволил мне их взять. А моя бабушка, наткнувшись в Грозном на стопку крупных ассигнаций, долго ими любовалась (они были совершенно новые), но даже и не подумала их подобрать. Чужое – к несчастью. Правда, то и дело вспоминала, какие они были «красивые».
После первой войны к одной моей родственнице, живущей в сельской местности, приблудился телёнок. Куда она только не обращалась в поисках хозяев. Всё тщетно. Телёнок этот, которого она приютила лишь из жалости, давно вырос в корову, имевшую  уже своё потомство, а она неустанно продолжала искать владельцев приблудной, сообщая всем знакомым и незнакомым, что корова – чужая.
Согласно мусульманскому праву, человек, нашедший чужое, — будь то отбившееся от стада животное, забытая вещь или деньги, должен трижды объявить об этом в наиболее людных местах – мечети, на рынке или на площади. И только в том случае, если эти попытки не дадут результата, можно распорядиться находкой по собственному усмотрению. Многие жертвуют их в пользу одиноких вдов или сирот.
Помню женщину-уборщицу из кафе «Огонёк», которая одна воспитывала своих, рано потерявших отца, троих детей, нашедшую и вернувшую приезжему москвичу забытый им портфель с крупной суммой денег в довоенном Грозном. И рабочего со стройки, в разваливавшейся от ветхости обуви, принесшего моему супругу выпавший из его кармана портмоне с деньгами и документами.
А в Москве, в июле 1972 г.,  у него его, наоборот, вытащили. Когда же мы, по горячим следам, обратились в 47 отделение милиции, в надежде, что хотя бы документы подбросят, нас «успокоили»: «И не надейтесь. Воры у нас нынче пошли образованные». И поделились, что на прошлой недели задержали на карманных кражах полковника авиации и кандидата юридических наук.
Не так давно средства массовой информации сообщали о поступке бывшей жительницы Чечении Лейлы, эмигрировавшей в Германию. Она, как и большинство её соотечественников, лишилась жилья и имущества. Как-то ранним утром, присев на лавочку в расположенном неподалёку от её дома в Дрездене парке, она заметила лежащую рядом сумку, в которой виднелись пачки ассигнаций. Первой мыслью было   к ним просто не прикасаться, но супруг, к которому она обратилась за советом, решил, что будет разумнее отнести находку в полицию, где и была установлена сумма – 150 000 евро.
Не стоит героизировать этот поступок. Люди, воспитанные в соответствии с нормами, естественными для здорового общества, опирающегося на религиозное и гражданское самосознание, выразившееся в заповеди «Не желай… ничего, что у ближнего твоего», и не способны поступить иначе.
И не зря у чеченцев на «тезет» (похоронный ритуал) принято обращаться ко всем пришедшим на похороны с вопросом, не задолжал ли им чего покойный. В случае, если умерший действительно остался кому-то должен, родственники обязательно выплачивают долг или возвращают чужую вещь владельцу. Причём никаких доказательств от кредитора не требуется.
Однако приходится с горечью констатировать, что чеченское общество всё-таки соприкоснулось с явлением, которому упорно противостояло на протяжении веков, пользуясь изолированностью от внешнего влияния образу жизни.  Психологическая экспансия не менее опасна, чем экспансия военная.
Разум не является естественной функцией организма. Результат его развития прямо пропорционален воздействию, оказанному на него извне. То есть, разум формируется обществом. С самого своего рождения гомо сапиенс начинает впитывать в себя опыт, который предоставляет ему окружающая среда. И когда, в процессе становления, ещё не окрепшему разуму предоставляется  возможность выбора, своя ли строгая традиция, где чётко обозначена грань между добром и злом, или чужая, более облегчённая, а потому и привлекательная, мораль, он зачастую выбирает последнее. При этом нельзя забывать о мощной пропагандистской машине, которая вот уже почти   100 лет ведёт неустанную борьбу против духовности,  шельмуя национальный менталитет, регламентирующий взаимоотношения в обществе и семье, и клеймя его, как «пережиток прошлого». Предложенная же взамен новая пролетарская мораль, демонстрирующая презрение ко всему национальному, принесла свои плоды, способствуя  возникновению уголовной психологии, особенно в родах и семьях со слабыми нравственными устоями. И тогда внутренняя декларация «Никогда не делай того, о чём не сможешь рассказать в обществе» теряет значение и смысл. О собственных злодеяниях стало возможным говорить с гордостью не только в узком кругу, но и с высоких трибун. И в этих условиях люмпенизированный разум настраивается на заданный код. Вот откуда берутся у злодеев сторонники и поклонники, суть – общество воинствующих маргиналов. И в этом разброде легко отыщется слабое звено – лицо одной с тобой национальности и «веры», не отягчённое грузом нравственных ценностей, страдающее различными пороками – страстью к наживе, власти, насилию, или просто меголоманы, т.е. люди, страдающие манией величия,  или комплексующие от собственной неполноценности. Ими легко манипулировать, нащупав их слабые места и убедив их в собственной гениальности, делая из них пример для подражания.   Способов для привлечения к преступной деятельности моральных недорослей, учитывая их низменные потребности и гипертрофированное самомнение, предостаточно: кто-то возрадуется блестящим игрушкам в виде орденов и медалей, а претенциозного самодура можно возвести в статус мэтра, не жалея для него ни чинов, ни званий. Главное, не стесняться в выборе средств, какими бы гротескными они ни казались. И тогда неуютно чувствующая себя в европейском костюме «элита» явит невиданные чудеса дееспособности, чтобы загнать свой народ обратно в средневековье, сводя на нет накопленный на протяжении сотен лет прогрессивный опыт. А  несогласных уничтожит физически, нанося последний решительный удар по имиджу народа. Выйти же победителем из этого противостояния дано лишь людям зрелым, сумевшим, несмотря ни на что, сохранить свой национальный менталитет.
Трудно согласиться с такой государственной политикой, которая делает из бандитов героев, а из героев – бандитов. Но ведь у каждого состояния или деяния есть определённый критерий оценки.
Тот, кто несёт смерть и страдания другому народу с целью овладения его землёй, богатствами и свободой  есть  суть интервент, агрессор.
Те, кто жертвует жизнью, отражая внешнюю агрессию и отстаивая право своего народа на свободу и независимость, это — патриоты.
Есть ещё сословие, которое способно на сопротивление (не обязательно вооружённое),  но не участвующее в противостоянии в надежде сохранить свою жизнь благодаря нейтральной позиции, т.е. обыватели. И самое презренное место в этой шкале  в любом национальном обществе занимают рабы. Те, кто предав интересы своего народа, идёт в услужение к врагу.
Во все времена тиранов создавало их окружение. Русский писатель М.Е.Салтыков-Щедрин писал: «Если русским предоставить выбрать себе предводителя, они выбирают самого лживого, подлого, жестокого, вместе с ним убивают, грабят, насилуют, в последствии сваливают на него свою вину. Спустя время церковь провозглашает его святым.» И оттого так тесно на одном пространстве с прометеями с горящим сердцем, готовыми не раздумывая  принести себя в жертву возвышенным идеалам, салтыков-щедринским «предводителям», не жалеющим для пламенных пассионариев уничижительных эпитетов, отражающих, к слову сказать, их собственную сущность. Это извечная борьба между добром и злом. Чеченские лидеры Джохар Дудаев и Аслан Масхадов своими короткими, похожими на полёт кометы, жизнями явили миру феномен, воплощённый в образах истинных героев-предводителей, не перестающих жить и после смерти.
Хадис сохранил для нас слова  пророка Мохаммеда (А.С.) : «Я от арабов, но арабы не от меня». Точно так же и сохранивший верность своим национальным традициям и нравственную чистоту чеченский народ с полным правом может сказать  о тех, кто изменил данному кодексу – «Они – не от нас».

И те, кто блаженствуя под безоблачным небом благодатной эмиграции, облачившись в тогу радетелей «чистой веры», изображают из себя воинов джихада, провоцируя на непредсказуемые поступки незрелых невежд; и те, кто, забыв об ответственности перед  родиной, становятся бездумными марионетками в руках манипуляторов-авантюристов, способствуя созданию криминального имиджа своего народа –  ОНИ НЕ ОТ НАС .

И те,  кто, наслаждаясь призрачной властью   и возводя свои низменные инстинкты в нормы морали, узурпирует свой народ, – ОНИ НЕ ОТ НАС!

И те, кто вместо соболезнования, наносит оскорбления и побои за «неправильно воспитанного» сына  убитому горем отцу, юродствуя над прахом поверженного, – ОНИ НЕ ОТ НАС!
И безвольное духовенство , безучастно наблюдающее за кощунственным попранием чеченского обряда погребения тех, кто предпочёл  сделке с совестью  смерть, – ОНИ НЕ ОТ НАС !

И те, кто уверовав в свою избранность и неуязвимость, купаются в безграничной роскоши на фоне всеобщей нужды; кто прилюдно унижает слабых, упиваясь своей неограниченной над ними властью, – ОНИ НЕ ОТ НАС.

И те, кто поднимает руку на святая святых, занимавшее всегда особое место в чеченском обществе – женщину, более того — женщину-мать, – ОНИ НЕ ОТ НАС…

И подменяющие, в угоду временщикам, подлинную историю своего народа вымыслом, ангажированные журналисты и придворные политики – ОНИ НЕ ОТ НАС.

И  опричные блюстители чужой морали,  забывшие слова  пророка «Пусть первым бросит камень тот из вас, кто сам без греха», —  ОНИ НЕ ОТ НАС.

И трудно желать им зла. Ибо невозможно придумать  приговор более суровый, чем тот, что они  вынесли  себе сами.

15.05.2013.

http://www.proza.ru/

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: