Абрек Хасу Магомадов

Джалмирза, о своем брате Хасухе.                                                              

Джалмирза Магомадов: – Нас в семье было одиннадцать детей: семь братьев и четыре сестры. Из братьев остался я один, самый младший, и две сестры. Старшего брата звали Усман, затем шел Усам. Хасуха был третий среди братьев, затем Асхаб, Мохьмад, Джамалдин и я. У Хасухи была своя семья – четверо сыновей и дочь. Из них сейчас в живых двое сыновей. Один в Ставропольской области чабанит. Другой проживает в Алма-Ате.

Мы сами родом из Шатойского района, из селения ГIатти-Кaла, из тайпа ГIаттой. Отца нашего звали СагIи-Мохьмад.

Хасуха погиб в возрасте 71 год. Это случилось 28 марта 1976 года.

— Что вынудило Хасуху уйти в абреки?

— Как-то Хасуха поехал в Шатой продавать быка. Не знаю, по какой причине, но с ним затеяли ссору трое молодых людей, его ровесники. Трижды они ударили Хасуху по голове жердью. Увидев, что он не падает, один из нападавших кинулся на него с кинжалом. Хасуха перехватил руку с кинжалом и случилось так, что тот молодой человек упал на свой кинжал, который вонзился в грудь. Когда люди сбежались, они увидели умирающего с кинжалом в груди, причем рукоять кинжала была в руке раненого. Умирающий успел сказать, что сам виновен в ссоре и прощает свою кровь Хасухе. Родственники погибшего тоже простили Хасуху, но его стали преследовать власти, пытаясь арестовать. Таким образом, моему брату пришлось стать абреком.

Однажды, когда Хасуха совершал молитву, а он был очень набожным человеком, даже считался среди односельчан ученым-алимом, дом был окружен милицией. После молитвы, взяв свою винтовку английского образца, Хасуха вышел из дома, к окружившим его. Те потребовали сложить оружие. Хасуха ответил, что сдаст оружие в отделении милиции. Проходя мимо родника, он попросил в последний раз напиться воды. Те согласились и присели передохнуть. Хасуха, напившись воды, вскочил, и схватив винтовку приказал всем не двигаться. Он вытащил из всех их ружей патроны и скрылся, напоследок крикнув, чтобы те не двигались, пока он не уйдет.

Односельчане, увидев Хасуху, спокойно возвращающимся домой, спросили, откуда ты, мол, идешь? – «Да, отгонял коров на пастбище» – с улыбкой ответил Хасуха.

— Знал ли Хасуха о выселении и как он повел себя накануне выселения?

— О выселении чеченцев Хасуха знал. Несмотря на то, что у нас в доме находились солдаты, они не трогали Хасуху, видимо боялись его. В один день Хасуха пришел домой. Он попросил мать сшить из бараньей шкуры подобие сумки и сложил туда сушеную баранину и кукурузную муку. На прощание Хасуха сказал такие слова:

«Не сегодня-завтра будет выселение чеченцев, я же в силу своих религиозных убеждений не намерен гяурам сдаваться и буду вести с ними беспощадную борьбу. Они, гяуры, смогут взять меня только мертвым».

После выселения основной части чеченцев, советскими ГэБэшниками вместе с некоторыми муллами и шейхами предпринимались неоднократные попытки выловить оставшихся в горах чеченцев. Они прибегали к уговорам, обманам и разным уверткам. С такой же задачей к Хасухе был подослан однажды бывший односельчанин. Хасуха на уговоры не поддался, сказав, что если он и сдастся, то все равно его русские расстреляют. Напоследок сельчанин сообщил Хасухе о том, что некий полковник ходит в его папахе, заявляя, что с абреком покончено.

«Хорошо», – ответил мой брат.

Через некоторое время он пробрался ко двору, где со своими «молодцами» пировал тот полковник и, направив на него ручной пулемет, потребовал свою папаху. Смелый после водки, полковник заявил, что лучше мол, тебе, Хасуха, сдаться, а не папаху просить. Прозвучал выстрел. В мгновенье ока Хасуха подскочил к упавшему полковнику и, схватив свою папаху, бесследно исчез в зарослях кукурузы.

— Как действовал Хасуха: в одиночку или с группой?

— Хасуха всегда был один, как одинокий волк. Правда, временами он навещал оставшихся после выселения людей, помогал им чем мог. Хасуха не доверял никому, действовал всегда с предельной осторожностью. Даже отдыхая, ложился на спину, и при этом ставил одну ногу на носок другой, чтобы, если вдруг внезапно одолеет сон, нога соскальзывала с носка и в тот момент он просыпался. Вот такой страшный способ отдыха был у него.

— Когда вы возвратились из высылки, встречался ли ты с Хасухой?

— Да, конечно. Когда мы вернулись из Казахстана на родину, я устроился работать на Грозненский Кирпичный завод. Когда бывала ночная смена на заводе, я отмечался в журнале, и, уплатив напарнику соответствующую сумму, уезжал на встречу с Хасухой! Надо было и мне быть крайне осторожным, ведь сексотов в то время было очень много. От таких подлых людей я и мои братья страдали больше всего.

Моего старшего брата уволили с работы. В течение 6 лет он подвергался преследованиям со стороны советской власти: они увозили его в горы, заставляя уговаривать Хасуху сдаться властям, использовали брата как приманку для Хасухи, постоянно возили в КГБ на допросы, жестоко избивали. Наконец, не выдержав пыток, брат умер. Точно также пытали и других моих родственников; от пыток скончался и мой двоюродный брат.

Затем взялись и за меня. Особенно усердствовали некий Козодукин и Шепа Хаджиев из Шалей. Однажды Шепа Хаджиев завел меня в полуподвальное помещение в здании КГБ. Под сетчатыми створками внизу вращались лезвия ножей, наподобие мясорубки. Видимо, человека, ставшего на створки, сбрасывали затем на лезвия этих ножей, а искромсанное тело смывали в Сунжу.

Шепа Хаджиев решил испугать меня, сказав: «Вот там ты очутишься, если не будешь делать то, что мы скажем».

На что я ответил: «Если я окажусь там, то только с тобой».

Видя, что я не испугался, и поняв бесполезность экспериментов, Шепа Хаджиев сказал Козодукину: «Да он просто дурак».

После этого на некоторое время они оставили меня в покое.

— Расскажи, как убили Хасуху?

— Как я раньше рассказывал, было очень много людей, в той или иной степени работавших на КГБ, милицию. Даже самый близкий клятвенный друг предал Хасуху. Звали этого друга Aбдypaxмaн, фамилию его не помню. Так вот, этот заклятый друг, видимо, за свою грязную работу получив деньги, решил заманить Хасуху в ловушку. Он пригласил Хасуху к себе в гости. В доме у Абдурахмана, как позже выяснилось, была установлена прослушка, по которой передавались их разговоры.

Хасуха сразу почуял неладное, когда Абдурахман очень громко приветствовал его, но все же, слегка перекусив, прилег отдохнуть. В тот момент Абдурахман вынес его оружие из дома. Когда Абдурахман вышел, началась пальба по дому со всех сторон. Кто-то закинул в дом то ли дымовую, то ли газовую шашку. Хасуха, накрыв подушкой, выбросил ее в окно. Через некоторое время, подумав, что с моим братом покончено, оперативники осторожно стали заходить в дом. Первым наповал, острым кинжалом Хасухи, был сражен полковник Салько. Затем Хасуха крикнул осаждавшим: «Кто двинется с места, будет убит!».

Хасуха босиком, в одном нижнем белье, выбравшись из дома, бросился бежать. Перед ним был обрыв высотой с пятиэтажный дом, с которого он бросился вниз, сильно поранив тело. Рана начала гнить. Хасуха, почувствовав приближение смерти, попросил родственников по матери выкопать для него могилу на кладбище. Но и тут его выдали.

Когда Хасуха ползком добирался до кладбища, оперативники, выставив впереди себя цепь из детей, женщин и стариков, окружили его тройным кольцом. Они заставили людей бросать в Хасуху камнями. Он с мольбой обратился к людям, чтобы те этого не делали. Тогда «оперы» стали скатывать на него горящие шины, заодно освещая местность вокруг. Хасуха, у которого к тому моменту работала только одна правая рука, умудрялся отталкивать горящие шины и уклоняться от них. Последними словами его были: «Кто хочет жить, не подходите ко мне, я очень плохо вижу. Пока во мне теплится жизнь, я не сдамся никому. Не подходите!».

Но были служаки, пожелавшие взять Хасуху живьем. Один из таких желающих получил пулю и рухнул замертво. Через некоторое время, тут же на кладбище погиб и Хасуха.

Более суток оперативники не смели подойти к трупу Хасухи. В него, уже мертвого, было выпущено более десятка пуль. После этого были вызваны мой старший и двоюродный братья, которые подтвердили смерть Хасухи. Даже тогда, уже трижды мертвого, изрешеченного пулями, Хасуху до смерти боялись бравые КГБешники, милиция и солдаты.

Труп Хасухи был вывезен в Грозный, в морг республиканской больницы. Местные власти собирались отрезать голову Хасухи и отправить в Москву. Но даже в то время нашелся среди чеченцев человек, не позволивший издеваться над трупом. До конца дней наших мы будем благодарны этому, поистине отважному и благородному человеку, имя которого Мак-Мохьмад, ? это настоящий кьонах, сейчас он работает заместителем муфтия ЧРИ (Теперь же этот Мак-Мохьмад опозорил свое имя, став национал-предателем. – Редакция). В то время Мак-Мохьмад работал в милиции. С его помощью мы вывезли из морга труп Хасухи и по мусульманскому обычаю похоронили его на татарском кладбище в Грозном, за Консервным заводом. К сожалению, где сейчас могила Хасухи, точно никто из нас не знает.

— Удивительный факт из жизни Хасухи… Он в течение 3-х месяцев лежал в больнице Грозного. Это до сих пор остается загадкой, – как в течении такого длительного времени, такой опасный для государства человек, мог лечиться в государственной больнице?

— Ну, во-первых, о том, что это был именно абрек Хасуха, видимо, не знали тогдашние власти. Во-вторых, когда врач спросил: «Кто ты такой?», Хасуха ответил: «Если мне суждено будет умереть, ты узнаешь, кто я, если же останусь жив, то я сам тебе сообщу потом».

В-третьих, видимо, и среди врачей в то время были достойные, честные люди. Но это все догадки. Есть один факт в этом деле, о котором мне известно. Когда Хасуха уходил из больницы, он оставил врачу записку следующего содержания: «Ты лечил Хасуху – бандита». До конца своих дней Хасуха с благодарностью вспоминал этого врача.

В течении 1З лет, после высылки чеченцев, Хасуха исходил всю Чечню – вдоль и поперек, был в Дагестане, Ингушетии, даже в Грузии.

— Джалмирза, что происходило накануне депортации, оказывали ли чеченцы сопротивление Красной Армии? Тебе известно что-нибудь о таких фактах?

— Во многих местах горной Чечни происходили стычки, столкновения, бои с регулярными частями Красной Армии и НКВД. Очень жестокие бои происходили у селения Борзой. Было много убитых и раненых со стороны Красной Армии, тела которых вывозили на «Студебеккерах». Но даже там, высоко в горах, находились люди, которые призывали к непротивлению войскам Красной Армии. Особенно в этом неприглядном деле «отличались» так называемые «6аккхи нах» – старики-псевдоалимы, иногда оказывавшие прямое противодействие отрядам Сопротивления.

— После депортации чеченского народа, в горах оставалась небольшая часть сопротивляющегося народа, среди них был и Хасуха. Что-нибудь известно об этом тринадцатилетнем периоде борьбы и об участии Хасухи в этой борьбе?

— Да, на протяжении всех 1З лет в горной Чечне происходили ожесточенные бои с Красной Армией. Самое непосредственное участив в этих боях принимал и Хасуха. Известен такой эпизод, когда Хасуха, окруженный с трех сторон на мельнице, в одиночку, без воды и пищи, вел бой с красноармейцами. Неся большие потери, не выдержав сильных холодов, противник вынужден был отступить. Хасуха мне рассказывал, что именно в этот тринадцатилетний период им было уничтожено много солдат Советской армии, счет убитых шел на сотни. Но было также много предательств и подлости со стороны самих чеченцев. Дело доходило до того, что «свои» минировали тропы, по которым Хасуха ходил. При взрыве одной из таких мин он был ранен. Дважды или трижды он только чудом спасался из устроенных ловушек. В этом, конечно же, была помощь Аллаха, который вселял в сердца предателей и противников неописуемый ужас, а Хасуху наделял сверхъестественной силой, терпением и выдержкой.

Яростные бои перед выселением происходили также в Веденском районе. Я знал одного из руководителей чеченского отряда – Умара-Хаджи, брат которого погиб в сражении у села Борзой. В отличие от недавней войны 1994-96 годов, в ту пору население не оказывало открытой поддержки нашим отрядам Сопротивления. Люди помогали тайно продовольствием, одеждой, через родственников, друзей. В ту пору, как и сейчас, были действительные бандиты, которые грабили, убивали мирное население, списывая все на абреков, таким образом действуя на руку спецслужбам советского государства. Сегодня точь в точь ситуация повторяется – бандиты, убийцы, похитители людей действуют в одной упряжке со спецслужбами России, а тень ложится на чеченских воинов, которые и по сей день не нарушили законов Священного Газавата.

— Джалмирза, а как ты думаешь, многие люди знают и помнят о Хасухе? Как к нему относятся?

— Нет, не многие люди знают имя Хасухи, да и отношение к нему самое разное. Раньше, при советской власти, имя Хасухи было под категорическим запретом, но и сегодня находятся люди, которые говорят мне, чтобы я скрывал то, что я брат Хасухи, мотивируя тем, что завтра все может измениться, и я подвергнусь гонениям. А я отвечаю таким людям, что я и вчера, при Советской власти, гордился тем, что я брат Хасухи Магомадова, а сегодня тем более.

Есть, конечно, честные, достойные люди, которые, как и я, гордятся Хасухой, считают его частицей великой чеченской истории, и вам, журналистам, большое спасибо за вашу работу. Надо, чтобы чеченский народ знал и помнил своих достойных сынов, а это уже ваша забота, журналистов.

 
Фотоотчет КГБ ЧИАССР о смерти Хасу Магомадова
1. 2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.

 

Реклама

комментария 2

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: