А.Идигов: Зигзаги чеченской внешней политики

Эта статья была написана давно, но по нашему мнению, вопросы затрагиваемые в данном материале не потеряли своей актуальности и значимости по сей день. Поэтому, редакция нашего сайта решила еще раз обнародовать данную статью, разумеется, с разрешения ее автора…

В сегодняшнем мире существуют определенные правила игры, которые должны выполнять все государства и народы. Этими правилами регулируется большая часть событий. Тот, кто нарушает эти правила, противопоставляет себя остальному миру. На первый взгляд, последние события на международном уровне не подтверждают сказанного. Однако мы будем исходить из того, что такие правила существуют, и они отражены в правовых документах.

В современном международном праве и в мировой практике существует противоречие двух принципов: права наций на самоопределение вплоть до отделения и права на сохранение территориальной целостности.

Право наций на самоопределение обосновывается ссылками на международные пакты 1966 года о политических, культурных и других правах личности. Международное право признает три формы реализации прав народов на самоопределение, изложенные в принятой в 1960 году резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1541: 1-превращение несамоуправляющейся территории в суверенное независимое государство, 2-свободное объединение с независимым государством, 3-слияние с независимым государством.

Основополагающие пакты 1966 года распространяются на всех членов ООН, и содержащиеся в них положения о праве наций на самоопределение никогда не отменялись. Но действие права наций на самоопределение ограничивается другими международными документами — рекомендациями, подзаконными актами, которые в принципе не имеют на это право. В Общей рекомендации XХI сорок восьмой сессии Комитета ООН по правам человека 1996 г. в пункте 6  на стр. 30 прямо говориться, что «По мнению Комитета, международное право не признает право народов на односторонне отделение от того или иного государства…» Хельсинкские соглашения 1975 г. говорят о целесообразности сохранения территориальной целостности государств. В этих документах говорится, что не рекомендуется нарушать территориальную целостность государств, власти которых уважают право народов на самоопределение и выражают волю и интересы этих народов. Этот документ тогда был принят с целью сохранения захваченных территорий в ходе второй мировой войны и контролируемые двумя противостоящими блоками. То противостояние ушло в прошлое, но не ушли с ним в прошлое принципы сохранения территориальной целостности.

Одновременное следование обеим нормам международного права не представляется возможным, тем более что в международном праве все принципы обладают равной правовой силой.

Как в условиях современного международного права Чеченская Республика Ичкерия проводит свою внешнюю политику, как на это реагирует международное сообщество? Этот вопрос можно рассмотреть на основе тех документов, которые мы принимаем и на которые ссылаются, как правило, многие политики в остальном мире.

За отправную точку можно взять заявления нескольких известных политиков, которые вполне репрезентативно отражают, как нам представляется, отношение Запада к чеченскому вопросу. Московские новости  (02.09.2002г).

Политолог Збигнев Бжезинский делится прогнозами:

Путь к миру один

Недавно американские издания «The Washington Post» и «The Wall street Journal» опубликовали статью трех руководителей Американского комитета за мир в Чечении. Авторы предлагают свой вариант компромисса между сторонниками Аслана Масхадова и Москвой. В частности, боевики должны признать территориальную целостность России, не отказываясь от надежд на независимость. В ответ Россия должна признать право чеченцев на политическое, но не национальное самоопределение. Масхадову предлагается призвать чеченцев голосовать на референдуме за предложенную конституционную форму (по модели Татарстана), а затем, если она будет принята большинством чеченцев, потребовать, чтобы несогласные с условиями мирного соглашения группировки боевиков покинули Чечню.

Русская мысль 42(4479)
13-19 ноября 2003 г.

Вместе весело шагать по Европе

В Риме, на встрече с Путиным итальянский премьер Сильвио Берлускони (ноябрь 2003г.) назвал разговоры о репрессиях российской армии в Чечении легендой и отметил о наличии полной демократии в РФ — России. А бывший посол Италии в РФ — России, историк и писатель Сержио Романо заявил «все мы хотим, чтобы Россия была более чувствительной к человеческим и гражданским правам чеченцев. Подчеркнув в то же время, что поражение русских в Чечне сегодня не устраивает никого».

Если в первом случае можно поговорить о позиции западных общественных организаций по чеченскому вопросу, которые ограничивают свои действия проблемой соблюдения прав человека в Чечении (что всегда вызывает горькую улыбку на лицах у всех чеченцев) и оказанием гуманитарной помощи, то во втором случае можно говорить об официальной позиции правительств Запада и остального мира, включая и весь мусульманский мир.

Почему же поражение русских в Чечне сегодня не устраивает никого? Ведь русские убивают невинных мирных людей, рушат их жилища, создают для чеченцев невыносимые условия существования. Разве Сержио Романо и Сильвио Берлускони не знают об этом? Думаю, им доподлинно все об этом известно. Чем руководствуются эти господа, делая столь кощунственные заявления, влекущие за собой нарушение прав человека, выливающиеся в массовые убийства мирных людей?

Можно утверждать на примере чеченского опыта, что сам принцип защиты прав человека далеко не совершенен. Этот принцип должен быть доведен в своей разработке до логического конца. Механизмы его реализации должны быть таковыми, чтобы на грубые нарушения прав человека немедленно реагировала общественность, а при осложнениях — правительства и международное сообщество. Этого нет сегодня. Значит, для всех есть возможность избирательного маневра. Возможны ли здесь изменения? В случае полного задействия такого механизма, возможно, отпала бы необходимость и в противодействующих принципах международного права, о которых мы говорили выше.

Сказанное подтверждает, что правительства международного сообщества могут подходить избирательно к вопросу о нарушениях прав человека, а международные правозащитные организации не противодействуют достаточным образом таким нарушениям, и тем самым служат интересам правительств. Уходят в прошлое времена диссидентов и им подобных мучеников, в искренности которых не было сомнений.

Мы хорошо помним, как в бытность Советского Союза действовали Андрей Дмитриевич Сахаров и его друзья, которые и были честью и совестью нации. Мы помним, невероятное событие по тем временам: демонстрацию 1968 года против ввода советских войск в Чехословакию, когда на Красную площадь вышли Павел Литвинов, Лариса Богораз, Виктор Файнберг, Вадим Далоне, Владимир Дремлюга и Константин Бабицкий. Эти люди рисковали жизнью и свободой, но они понимали, что борясь за права чехов и слoваков, они боролись за права своего народа! Конечно, мы не можем утверждать, что сегодняшние правозащитники делают мало. Напротив. Тем не менее, хочется пожелать им не увязать в рутине, ведь необходимы те меры, которые остановят войну против чеченского народа.

Права человека не разделяются по национальному признаку, они есть или их нет.

Говорят, сегодня российский народ глух и нем, и хоть Кремль позволяет почти любые демонстрации, но ничто не воздействует на власть. Думаю, что это не отражает действительность. Многие понимают, что власть приспособилась к таким выпадам со стороны правозащитников и лишь прогибается как можно больше назад, чтобы затем выпрямиться. Интеллигенция выродилась, она во главе с Солженицыным поддержала убийство чеченского народа, как и православная церковь. Многие, сегодняшние правозащитники все это хорошо понимают, но не доводят свое противостояние с властью по чеченскому вопросу до открытого конфликта. Ведь такая позиция может принести отрицательные плоды и для руководства РФ — России. Нет рыцарей чести. В РФ — России одним из новых мучеников, кому совесть не давала покоя, и кого волновало всё происходящее вокруг нас, был Попков Виктор. Он был защитником чести и достоинства человека. И это осознается после столь малого отрезка времени его гибели. Его убили те, кто был против его миссии. На Западе тоже не видно таких личностей.

Общественные и правозащитные организации

ограничиваются полумерами. Здесь общество готово к решительным действиям только тогда, если попираются именно его права. В отношении происходящего в других странах здесь больше ориентируются на политику своих правительств. Это касается и отношения к чеченскому вопросу. Согласно действующему международному праву Чеченская Республика Ичкерия имеет законное право на признание и оказание помощи ей в ее становлении. Однако на Западе ЧР — Ичкерии в этом отказано, и это способствовало убийству российской армией более 200 тысяч граждан нашей страны: чеченцев, ингушей, русских. В январе — феврале 2000 г. чеченские депутаты пытались в Париже организовать вторую международную конференцию по проблеме взаимоотношений между двумя государствами РФ — Россией и ЧР — Ичкерия. В надежде на помощь мы обратились в Комитет Чечении в Париже. Так вот, такой постановке проблемы (как мы её предлагали), здесь оказались не готовы. Более того, тут делалось все, чтобы такая конференция не состоялась.

Позже стало понятно, что за это несёт «ответственность» часть политизированных представителей руководства французского Комитета Чечении. Они и проводило такую политику в угоду правительственным и партийным интересам за спиной простых и искренних членов этого комитета. К слову сказать, наши планы по проведению конференции были из-за этого сведены к уровню коллоквиума в Парламентской Ассамблее Франции. Даже такой коллоквиум состоялся лишь благодаря помощи лидера партии и фракции зеленых, депутата Ассамблеи Франции — Ноель Мамера.

Такова позиция многих правозащитников на Западе и она не претерпела изменений и сегодня. Наглядный пример этого постоянства демонстрируется в выше приведенной заметке одного из глав американского Комитета Чечении Збигнева Бжезинского. Эта позиция ничем принципиально не отличается от позиции большинства их коллег в РФ — России. Они едины в этом. Принцип нерушимости границ многих из них тоже устраивает. Западные правозащитники руководствуются этим принципом и во взаимоотношениях с нами, с гражданами ЧР-Ичкерия, когда мы пытаемся отстаивать права своего народа. Убеждён, что если бы правозащитники и международные организации стали бы до конца последовательны в отстаивании своих принципов, то не только произошёл бы прорыв в защите прав человека, но и исчезли бы многие причины, порождающие вооружённые конфликты.

Проведение самостоятельной независимой политики в чеченском вопросе с учетом складывающейся ситуации на мировой арене — это главное требование к чеченской внешней политике. В равной степени это относится и к чеченским правозащитникам и общественным деятелям. Нельзя в угоду противнику и в ущерб интересам чеченского народа выстраивать нашу политическую линию.

Наши противники всегда прибегают к различным уловкам, чтобы обмануть нас. И не всегда мы это замечаем. Приняв МЕМОРАНДУМ второго консультативного совещания по политическому урегулированию конфликта в Чечне, проведенного под эгидой совместной рабочей группы «ДУМА — ПАСЕ», Страсбург, Франция, 28 — 29 ноября 2001 года, «чеченские» общественные деятели заложили основу для принятия соответствующей резолюции ПАСЕ. А ведь данный Меморандум означал полное восприятие ими предлагаемой РФ — Россией точки зрения в решении чеченского вопроса. В принятии этого документа с чеченской стороны участвовало только 3 человека, хотя записано их было в документе много. А те, кто и участвовал, «не поняли» до конца сути происходящего. Только Бадалов Руслан сделал по этому случаю специальное заявление и дезавуировал политические интриги российской стороны. Но при этом европейские депутаты ПАСЕ, понимавшие происходящее, не выступили в роли непредвзятых арбитров. Этого и следовало ожидать, если отнестись к действующему современному международному праву с точки зрения его восприятия на Западе.

В этой ситуации мы должны впредь действовать грамотно и без ошибок, опираясь на международное право. Это наш долг перед будущими поколениями, перед памятью наших невинно погибших соотечественников!

Кремль вторую военную кампанию против Чечении начал 17 июля 1999 г. В этот день российские войска вторглись в северные районы республики, разбомбив чеченский пограничный блок — пост, захватили многих мирных людей. Однако, несмотря на это, РФ — Россия пытается представить дело таким образом, что будто бы чеченцы напали на их страну, и  себя представляют как жертву. Кремль утверждает, что война началась только с 7 августа 1999 года по причине похода отряда Басаева в Дагестан. Это искажение нынешней власти РФ-России, и она пытается убедить в этом нас средствами пропаганды. И почти все страны в мире ошибочно считают 7 августа 1999г. началом второй русско-чеченской войны.

Речь идет о том, что ЧР — Ичкерия, с численностью населения менее одного миллиона человек, после окончания первой агрессивной войны со стороны РФ-России с 1994 — 1996 годы, напала, якобы, на РФ- Россию!

И такой важный политический момент ( клевета Кремля) не опровергается чеченской властью и правозащитниками в мире, ошибочно не придавая этому должного значения.

Власть ЧР — Ичкерия делала большие усилия по наведению мостов с Западом, но никаких мер остальной мир в поддержку чеченского народа после окончания первой войны не принимал. Народ оказался в тотальной блокаде со стороны РФ-России: экономической, военной, информационной и политической. Многие люди были на грани голода. Кремль усердно готовился к повторному броску на юг. Кремлёвская пропаганда изображала чеченцев злодеями. Взрывались дома, подземные переходы, совершались другие преступления, и сразу же пальцем указывали на чеченцев, без доказательства их вины, без каких бы то ни было улик. Так начиналась вторая русско-чеченская война и многое из этого сегодня забывают.

Чеченцы опрометчивы и наивны, этим пользуется умело наш враг. Совершая неприглядный, с точки зрения права и в глазах обывателя, бросок в Москву, взяли в заложники зрителей из театра Норд-Ост, они верят в справедливость своего дела. Они совершили своеобразный подвиг. Не собирались они убивать людей и это доказали, ведь времени у них для этого было достаточно. Они пришли в Москву, теперь это уже понятно, чтобы самим умереть, никого не убивая, или добиться мира. Это странные террористы, требующие мира, требующие остановить убийство целого народа, взывающие ко всему миру. Их зов души, их предупредительный S.O.S. никто не услышал. Во всем этом кроется что-то таинственное, связанное с человеконенавистнической природой власти Кремля.
Цель Кремля — сохранить власть и возродить бывшую империю. Отсюда тянутся нити большинства преступлений. Вся бывшая территория СССР объявлена зоной своих жизненных интересов! Они хорошо научились использовать современное международное право, видя в нем все недостатки, и не отказываются от использования других методов воздействия: экономических и военных.

Ни один из предложенных планов мирного урегулирования не принят РФ — Россией. Было много предложений от президента Масхадова, американского политолога З. Бжезинского, экс — спикера российского парламента Р. Хасбулатова, от бывших вице-премьеров ЧР- Ичкерия Х. А. Нухаева, М. Удугова, и, наконец, — план от МИД ЧР — Ичкерия. Большинство из этих планов мира могли и не устраивать нас, однако, во имя мира и прекращения убийства чеченского народа наша сторона никогда не отказывалась от переговорного процесса, в отличие от РФ — России.

Кремль отвергает все эти мирные предложения и упражняется со своими марионетками на территории Чечении, в поисках пути ухода от ответственности за свои преступления против чеченского народа. Необходимо произвести анализ наших действий, учесть наши достижения и ошибки, и переориентироваться в новых условиях.

И мы могли бы начать с малого: перестать называть нашу Родину неблагозвучным словом «Чечня», это некрасиво и унизительно. Можно говорить «ЧЕЧЕНИЯ», так говорят наши друзья литовцы, и это звучит красиво.

Обратимся к «Концепции обусловленной независимости Чечни» и попытаемся через ее призму рассмотреть наше положение в глазах РФ — России и остального мира.

«Концепция обусловленной независимости Чечни» (КОНЧ), как утверждают авторы, учитывает интересы мирового сообщества, российской безопасности и защиты чеченского народа. Этот документ от имени МИД ЧРИ был распространен 18 марта 2003 г. в Вашингтоне министром иностранных дел ЧР — Ичкерия И. Ахмадовым. Документ написан хорошим стилем, получил широкую огласку в мире и воспринимается как новая политическая позиция правительства ЧР-Ичкерия.

При чтении этого документа становится понятно, что его авторы решающую роль в решении чеченского вопроса отдают Москве. Говорят, что Президент Масхадов готов был сложить свои полномочия в случае принятия этой концепции РФ-Россией и международным сообществом. Хочется спросить: Правильна ли эта постановка вопроса и насколько реально его воплощение в жизнь?

В принципе, такой план чеченская сторона предлагала с начала второго этапа военной агрессии ЧР — Ичкерия со стороны РФ — России. Президент Масхадов всегда делал заявления, в которых указывал на необходимость присутствия третейской стороны — Запада в урегулировании русско-чеченских отношений. Он утверждал, что западные страны не должны стоять в стороне от массового нарушения прав человека и геноцида чеченского народа.

Новизна же «Концепции обусловленной независимости Чечни» в том, что чеченская сторона сама предлагает статус-кво. Мы как бы откатываемся на 12-13 лет назад и просим РФ-Россию и Запад решить совместно с нами наш вопрос: построения независимого чеченского государства с признанием его в будущем на международной арене. А для того, чтобы чеченскую сторону к этому подготовить, необходимо передать на несколько лет руководство нашей страной международной группе экспертов. Такую передачу предполагается провести при условии полного вывода российских войск из Чечении и введения туда миротворческих сил международного сообщества. После того, как международной администрацией будет решено, что ситуация в стране пригодна для проведения свободных выборов, они их проведут, и таким образом власть в Чечении вновь должна будет передана чеченскому народу. Это государство должны признать РФ — Россия и международное сообщество государств. На весь этот процесс будет влиять РФ — Россия, как член СБ ООН, и Запад. Тут нами сразу может усматриваться намек на неспособность чеченского народа самим построить свое государство. В тоже время это предложение можно рассматривать, как и нашу борьбу в отстаивании нашей государственности и защите чеченского народа.

Как нам быть, в случае согласия международного сообщества и РФ — России реализовать идею концепции, с точки зрения Конституции Чеченской Республики Ичкерия? Приемлемо ли это для чеченской стороны? Есть ли какие-нибудь гарантии его реализации, не окажемся ли мы в очередной ловушке, ведь сколько раз нас в мире предавали? Этот вопрос встает перед всеми нами и на него мы должны себе дать ответ.

B этой ситуации чрезвычайно важно дать оценку русско-чеченским отношениям с момента развала российской советской империи — СССР.

«Концепция обусловленной независимости Чечни» появилась неожиданно, так что многим чеченским политикам пришлось с её содержанием только согласиться и молчать. Поэтому некоторые наши политики о концепции никак не высказываются: ведь их не поставили в известность до принятия этого документа. Я не уверен, что молчать правильно, ведь в концепции идет речь о судьбе всех граждан ЧР — Ичкерия, и поэтому постараюсь изложить свои соображения по этому вопросу.

Авторы «Концепции обусловленной независимости Чечни» утверждают, что главные интересы международного сообщества в Чечении — в демократизации свободно-рыночных отношений и беспрепятственной торговле и сотрудничестве (стр. 33).

Поддерживая мнение авторов концепции, нельзя не сказать и то, что международное сообщество в лице США и Англии стремится упрочить свое политическое положение на территории Кавказа и нынешних новых независимых государств, это даст ему возможность совместно с этими странами контролировать потоки энергоресурсов с этих регионах. США и Англии в значительной степени удалось решить эту проблему, что, естественно, может ограничить в будущем влияния здесь России и Китая. В этом можно усмотреть нарастающее противоречие между Западом и Востоком.

РФ — Россия в силу своего военного и экономического положения не заявляет открыто о своих претензиях Западу. Кремль пытается обозначить борьбу Чеченской Республики Ичкерия и ее народа против агрессии со стороны РФ — России как международный терроризм. Став партнером Запада в борьбе с международным терроризмом на этой сомнительной основе, Москва заигрывает с США и Европой, пытаясь поддерживать их противостояние по иракскому вопросу… С подобной целью РФ — Россия стремится подыграть и исламским государствам. Недавний визит Путина в Малайзию тому пример.

Конечно, эти игры Москвы шиты белыми нитками, и Европа и США это хорошо понимают. Противостояние РФ — России и Запада, вероятно, будет сохраняться, если не нарастать. И мы должны руководствоваться в своих действиях на международном уровне этим фактом, чтобы, как всегда, не попасть впросак.

Для президента Путина, на фоне всех уступок РФ — России Западу в своем подбрюшье, присутствие на территории Чечении международного сообщества в лице Запада, тем более в преддверии будущих российских выборов, — это знак отхода от жесткой российской политики на Кавказе, особенно в глазах российского воинственного обывателя, жаждущего реванша…

Поэтому концепция МИД ЧРИ — трудно воспринимаемое предложение для руководства РФ — России. Ведь многие рассматривают эту концепцию как предложение впустить США на ближний подступ к России. Так воспринимается это и Кремлем, утверждают они.

Можно согласиться с существующим мнением, что концепция могла бы нести в себе пропагандистскую нагрузку — доказательство обоснованности восстановления нашего независимого демократического правового государства в 1991 году. Однако, этого в концепции почти нет. Концепция вышла в свет не от имени президента Масхадова и Парламента ЧР — Ичкерия, что вносит некоторую дополнительно паузу в международных кругах.

Если верить авторам концепции, — интерес чеченцев в том, чтобы выйти из состава РФ — России и обрести свое демократическое государство — «Чечня не может далее являться частью России …» . Тогда не станет Чечня угрожать безопасности РФ-России. И более того, освободит российский режим от груза недоверия к нему в мире из-за нарушения прав человека. (стр. 7,20, 23,24,26,35…)

С этими утверждениями можно было бы согласиться, с некоторыми оговорками, если говорить в контексте всей истории русско — чеченских взаимоотношений, и если это было бы сказано 12 лет назад, когда Чечения по праву восстанавливала, утраченную в 1921 году, свою государственность в соответствии с современным международным правом.

Важно показать, на что многое люди не обращают внимания и не видят разницы : Сегодняшняя РФ — Россия, это не прежняя российская советская империя — СССР, это новое государственное образование, возникшее после развала СССР, как и другие новые независимые государства из бывшего СССР. До развала советской империи все 20 автономий из СССР были преобразованы по статусу в союзные республики (26 апреля 1990 г. Закон о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации). На момент развала (8 декабря 1991г.) в СССР было всего 32 союзных республик. Три балтийские республики отошли ранее из СССР, как оккупированные Москвой в ходе второй мировой войны. На территории бывшей РСФСР образовалось два государства – Чеченская Республика (впоследствии Чеченская республика Ичкерия) и РФ – Россия на основе подписания федеративного договора 31 марта 1992 года между 15 союзными республиками из СССР, включая и РСФСР.

Чеченская Республика, одна из 32 союзных республик Советского Союза, не участвовала в процессе образования РФ-России. Чеченская Республика вела переговоры с новой Москвой как государство с государством по взаимному признанию, разграничению союзного имущества, разделу вооружений и т. д. С территории Чеченской Республики по договору между нашими странами были выведены 7 июля 1992 г. все российские войска (бывшие советские). Еще до образования нового государства РФ — Россия, 12 марта 1992 года, Чечения приняла свою Конституцию суверенного и независимого демократического правового государства. И все утверждения о том, что Чечения есть составная часть РФ — России необоснованны.

В этой связи действия РФ — России против Чеченской Республики Ичкерия незаконны с точки зрения международного права. Не имеет права РФ — Россия устраивать экономическую и политическую блокаду против чеченского государства, а затем оккупировать ее территорию и целенаправленно убивать чеченский народ. Для прикрытия своих преступлений РФ — Россия развернула во всём мире пропагандистскую войну против чеченского народа, рассказывая миру о жестокости чеченцев и их принадлежности к международному террористическому исламскому движению. Вот в этой информационной войне мы в целом должны нанести поражение Кремлю.

В ходе первой войны (1994-1996 гг.) мы успешно в этом противостояли Кремлю, вслед за тем и последовала наша победа. Расслабившись, поверив Кремлю в мирный период (1997-1999 г.), мы упустили ситуацию, на что и рассчитывали наши враги.

И сегодня мы снова не придаем, к сожалению, должного внимания этой работе. Отдельные эпизоды пропаганды — это лишь вспышки, которые быстро гаснут. Необходимо изменить подорванное Кремлем общественное мнение на Западе в пользу чеченского народа. При наличии всех козырей для победы в этой информационной войне с РФ — Россией, мы можем и обязаны ее выиграть. В этом нам нужна помощь, и надо идти на широкое сотрудничество с правозащитными и общественными организациями по всему миру в этом вопросе, в том числе и в РФ — России.

И сегодня интерес Чечении главным образом в том, чтобы защитить свой народ, свое государство от внешних посягательств и добиться международного признания. ЧР — Ичкерия вышла из состава СССР, откуда появилась и РФ-Россия.

Москва все эти годы незаконно утверждает, что Чечения по «праву» есть часть РФ-России, а теперь это говорится и в плане МИД ЧРИ — «Концепции обусловленной независимости Чечни». Авторы концепции необоснованно утверждают о наличии чеченского сепаратизма (стр.26, абз. 3 и стр.28 абз.

2). Ведь известно, что сепаратизм не допустим с точки зрения современного международного права, противоречит принципу прав человека и является движением элиты или национальных меньшинств за отделение части территории государств. У нас нет необходимости выступать за отделение от РФ — России, так как Чечения никогда не входила в состав этой страны. А говорить о сепаратизме чеченцев в таком случае излишне и вредно.

Если мы будем утверждать, что наш интерес только в том, чтобы отделиться от РФ — России, выйти из ее состава, обуславливая это нашими некоторыми нашими обязательствами, что явствует из многих мест в концепции, то это будет противоречить нашим заявлениям о том, что Чечения уже 12 лет является независимым государством в соответствии с международным правом. Все это может свести к бессмысленности и саму идею концепции. Это может придавать оттенок легитимности марионеточным президентам и оккупационным войскам в Чечении.

Мы должны отказаться в этой концепции от ее утверждений о чеченском сепаратизме, и от того, что Чечня должна отпасть от РФ — России. Добиться признания (де-юре) от РФ — России и международного сообщества, ввиду всего того, что произошло за последние 8 лет в Чечении, утверждая, что наша страна все еще есть часть территории РФ — России, практически трудно реализуемая задача, это даже невозможно. Мы, в итоге, можем остаться в наших политических спорах один на один с РФ — Россией, чего она и добивается от всего остального мира все эти годы.

Ведь одностороннее отделение международное право не признает, как утверждает Комитет по правам человека ООН. Поэтому мы часто и слышим, неприемлемые и навешиваемые только нам ярлыки — «Самопровозглашенная в одностороннем порядке Чеченская Республика» и т. п. из-за наших политических просчетов на международной арене.

Надо быть ко всему этому очень внимательными еще и потому, что с этих позиций можно наиболее успешно опровергать кремлевское обвинение чеченского Движения Сопротивления в международном терроризме и сепаратизме.

Попросту говоря, известно, что многие страны мира опасаются отделения своих частей. Эти опасения есть в Канаде, Италии, Франции, США, Индии, Китае и во многих других странах мира. Поэтому они внутренне солидарны с позицией РФ – России, если Чечения есть часть их страны. Наши же утверждения об этом в пользу Кремля и Запад не видит проблемы в этом вопросе для себя. Версия МИД ЧР-Ичкерия (план обусловленной независимости) в этом случае есть подарок для Кремля, о котором они и не мечтали. Мы сами потакаем эту ложь со стороны Москвы. Поэтому все наши усилия за рубежом в направлении защиты независимости чеченского государства натыкаются на дополнительное сопротивление правительств, подавляющего большинства правозащитных организаций, и почти во всех странах мира.

Здесь и так мало известно о том, что случай с Чеченской Республикой уникален: империя (СССР) сама развалилась и это открыло нам возможность восстановить нашу государственность на политическом уровне, с точки зрения современного международного права. Нам не с кем было подписывать договор о выходе из СССР. Б. Ельцин был президентом РСФСР, из состава которой Чечено — Ингушская Республика вышла по праву еще в бытность советской империи. Мало кто знает о том, что Чеченская Республика, как союзная республика, наподобие Грузии, Армении, Украины имеет право на свою государственность с точки зрения современного международного права. Упустить этот шанс мы не имеем права, это преступно по отношению к чеченскому народу.

И пока не будет принято решение по этому вопросу, опирающуюся на международное право, от имени всех государств мира, которые смогут оказывать давление на РФ-Россию, ничто не изменит ситуацию в Чечении, если не иметь ввиду вооруженное сопротивление чеченского народа против российской оккупации и возможное изменение общественного мнения в пользу чеченского народа на Западе.

В концепции есть даже целая глава «Отделение или автономия» (стр.20). Авторы в очень многих местах применяют понятие «конфликт», где нужно было бы говорить «война», «агрессия» и т. д. В международной практике термин «война» применяется, как правило, только в случаях, когда речь идет об организованной вооруженной борьбе между государствами, нациями с использованием вооруженных сил. Для чего нужно говорить по- иному в нашем случае? Понятие же «конфликт» — это спор, столкновение противоположных мнений, серьезное разногласие… Употребление термина «конфликт» может быть истолковано, как желание авторов концепции сказать о том, что нет агрессии со стороны РФ — России против Чечении, и якобы все это есть внутреннее дело РФ — России.

На стр.24 сказано «Разные группы чеченского сопротивления объединены конечной целью достижения государственности». А на стр. 26 сказано: «После распада СССР появилось 15 независимых государств». А где же место ЧР- Ичкерия, если появилось лишь 15 государств? Почему не 16? Такие примеры можно привести из текста и еще.

«Концепция обусловленной независимости Чечни» сама себя отвергает не только из-за отрицания независимости чеченского государства, но и если отнестись к нашим интересам с точки зрения норм современного международного права. Ведь с новой Москвой, устремленной на воссоздание прежней империи на территории бывшей СССР, предлагать план КОНЧ равносильно отказу от независимости ЧР-Ичкерия.

С точки зрения современного международного права борьба чеченского народа может быть отнесена к национально-освободительному движению против колониализма за свое сохранение, и борьбой против военной оккупации, восстановленного в 1991 году чеченского государства, после самостоятельного развала советской империи. Этот момент, кажется, является принципиально важным в нашем случае. В той же «Общей рекомендации ХХI» в пункте 9 говорится:»Самоопределение представляет право свободно определять свой политический статус и свое место в международном сообществе на основе принципа равноправия и с учетом примера освобождения народов от колониализма, а также запрещения подвергать народы иностранному порабощению, господству и эксплуатации».

В вопросе восстановления чеченской государственности нам следует руководствоваться двумя принципами:
— Чечения утратила свою государственность 1921 году в результате аннексии ее российской империей.
— Чечения восстановила свою государственность в 1991 году в соответствии с современным международным правом после распада в 1991 году российской империи — СССР.

При чтении «Концепции обусловленной независимости Чечни» встречаются ошибки политического характера, что недопустимо в нашем случае. Надо признать, что в отдельных случаях авторы концепции переходят на формулировки «агрессия», «война», «оккупация» и так далее, что делает им честь, но не меняет мнение о том, что без пересмотра этой концепции по основным главам, она не может лечь в основу переговорного процесса, если такой состоится в случае благоприятного развития событий в будущих чечено – российских отношениях.

Все это утверждает в мысли, что сегодня остается необходимость разработать план наших действий на международной арене с учетом всех сторон современной ситуации в мире и в ЧР-Ичкерия. Без такого плана мы обречены на изоляцию от остального мира, в силу непонимания наших намерений с точки зрения международного права.

19 ноября 2003 г

Ахъяд Идигов

Председатель комитета по внешним связям Парламента ЧР — Ичкерия

Председатель первого Парламента ЧР — Ичкерия(1993-1997гг.)

Реклама

Один ответ

  1. […] В этом твоя критика правильная (речь о статье «Зигзаги чеченской политики» -м.з.). Если сказать […]

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: