Файнберг Виктор «Прощальное слово Люсе Боннер»

Виктор Файнберг

 

 

Люся ушла, но оставила нам свой голос. Голос не из хора. Не громкий, но не из хора. Его ни заглушить, ни замолчать. Голос страшный для табу, как некогда голоса «из-за бугра» для советизарованных ушей.

Нет сильнее потрясения, чем смерть близкого человека. После ухода Люси мы не можем не смотреть на мир и на себя другими глазами. Для меня это конец эпохи.

Это призыв оглануться назад и, взяв из прошлого самое дорогое, самое сокровенное, встретить не всегда ожидаемый и иногда коварный вызов времени так же бесконпромиссно и бесстрашно как наши ушедшие товарищи.

Это для меня их завещание. И прежде всего Люси Боннер.

Потому что она сохранила до последнего вздоха духовную и интеллектуальную цельность, которая (одна только!) позволила Движению за Права Человека выжить, не сдаться и не раствориться в политиканстве или в эмпиреях прекраснодушного ангелизма. За последние десятилетия сменилось несколько микроэпох. Поле битвы добра и зла давно не выглядит таким простым и ясным как в детской сказке.

Зло меняло свои цвета, свои мелодии ,свой язык, своих носителей.Люся, ветеран двух войн (с гитлеровским нашествием и с советским тоталитаризмом),

безошибочно узнавала его в любом обличье.И узнав,называла его хлёстко, жестоко,без всякого эвфемизма.Не все выдержали крутые повороты Истории.Иные корифеи человеколюбия и освобождения стали прописными адвокатами модного сейчас терроризма или включились в аппарат «просвещённого деспотизма» в качестве « меньшего » и, следственно, вполне терпимого зла. Люся Боннер слишком сильная и яркая личность чтобы её обойти или не заметить. Поэтому она могла сказать о себе как Франсуа Вийон : « Я всюду принят, изгнан отовсюду». Её принимают везде и всюду цензурируют. От подпутинского телевидения до насквозь мюнхенской западной прессы, кончая, в качестве неприличного анекдота, нынешней «Русской Мыслью».

Потому что она защищает всегда тех, кого не модно или неудобно сейчас защищать : чеченский народ под пятой свирепых гауляйтеров Москвы ; Израиль — единсвенную демократическую страну, против которой ополчилось практически всё  «прогрессивное» и недопрогрессивное человечество. Недаром незадолго до смерти она дала себе такую неудобную для нашего времени характеристику«Я москвичка, еврейка «кавказской национальности».

Её любимый муж,Андрей Дмитриевич Сахаров, давно ушёл от нас. Но их имена будут всегда стоять рядом в нашем сознании и, наверно, в Истории.

C большой буквы. Они как будто были созданны друг для друга. Дополняли друг друга. Андрей Дмитрич – удивительно русский Кандид с головой гения и сердцем чистого и доброго ребёнка.И Люся,наделённая темпераментом бойца и нежной, материнской любовью к людям.У них было много,много общего.И, прежде всего,

( в отличие от некоторых их « попутчиков») примат судьбы человека над идеологией. У каждого из нас была своя Люся, свой Андрей Дмитриевич.

Два раза она вмешалась и мою жизнь. Первый раз ( вместе с А. Д .), когда я был в тюремной психушке в Питере. Их вмешательство, наряду с другими факторами, было решающим для моего освобождения. Второй раз после покушения на мою жизнь уже в Париже. Только здесь Люся проиграла.

Тем сильнее моя благодарность.

В заключение я хотел бы сказать:  « Прощайте Люся!».

Но не могу.

Нет,  Люся,  я не прощаюсь  с Вами. Вы не ушли, Люся.

Вы всегда будете с нами. И если кто-нибудь из нас перестанет чувствовать Ваше присутствне, он изменит самому себе.

Виктор Файнберг

Париж 20 — 06- 2011

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: