Про позицию Рыжкова и Немцова по Чечне. Если кто забыл или не знает.

Головин Ярослав
Владимир Рыжков, лидер фракции НДР в Думе, 13 декабря 1999 года в интервью Радио Свобода заявил следующее:Могу сказать для всех, кто нас сейчас слушает и для тех, кто будет потом обдумывать то, что я скажу: сегодня в Российской Федерации есть полная и абсолютная поддержка действий правительства на Северном Кавказе. Во встрече с Путиным приняли участие представители и лидеры всех депутатских групп — от НДР был я, от ЛДПР Жириновский, был также Николай Иванович Рыжков, от коммунистов был Валентин Александрович Купцов, от «Яблока» Владимир Петрович Лукин, был Харитонов, и был Морозов. Все без исключения заявили, что поддерживают линию, которую озвучил Путин, ближайшие шаги, которые он намерен делать, и принципы, которые закладываются в российскую политику на Северном Кавказе.

Начиная с конца 2000 года сопредседатель СПС и руководитель фракции СПС в Государственной Думе Борис Немцов начал выступать с различными инициативами по чеченскому вопросу, не все из которых были согласованы и одобрены СПС в целом. Так, в конце декабря 2000 года Борис Немцов и ещё четыре депутата Государственной Думы России провели в Назрани встречу с депутатами парламента ЧРИ созыва 1997 года и подписали протокол, в котором было заявлено, в частности, следующее: «военного решения чеченской проблемы не существует и нужно начинать процесс политического урегулирования и переговоры»1. Переговоры предполагалось вести с представителями парламента и президента Чеченской республики (то есть Аслана Масхадова, хотя его имя прямо не упоминалось).

В конце января 2001 года Борис Немцов обнародовал2 свой план политического урегулирования в Чечне (план Немцова). Основные положения плана следующие: Чечня выделяется в отдельный федеральный округ на срок от трёх до пяти лет, и президент назначает туда генерал-губернатора имеющего всю полноту власти. Генерал-губернатор должен быть гражданским лицом и не чеченцем. Он ведёт переговоры с «представителями Ичкерии об условиях разоружения незаконных формирований и о будущем административном устройстве республики». Если переговоры не приведут к желаемому результату до 1 января 2003 года, то Чечня должна быть разделена на две части: равнинную, мирную, которая будет присоединена к Ставропольскому краю и горную, которая будет объявлена мятежной территорией, с неё будут выведены войска, а граница с ней будет максимально укреплена.

5 сентября 2001 года Борис Немцов встречался с Президентом Республики Ингушетия Русланом Аушевым, обсуждал с ним свой план, и по окончании встречи заявил: «Мы считаем, что переговорный процесс надо начинать, и начинать с теми, кто представляет воюющую сторону, с теми, кто не согласен с существующей ситуацией«3. По его словам, и он сам и Аушев видят в качестве участника переговоров Аслана Масхадова. Когда на следующий день журналисты попросили президента России Путина прокомментировать последнее предложение Немцова, тот сорвался и сказал буквально следующее: пусть Немцов сначала добьется разоружения чеченских боевиков, а если это ему не по силам, пусть перестанет мельтешить на политической сцене и сдаст свой депутатский мандат4.

Через несколько дней случились события 11 сентября 2001 года и Немцов в интервью газете Московский комсомолец» заговорил совсем другим голосом: «Сейчас не стоит произносить даже само слово «переговоры». Все разговоры могут вестись только на языке «Калашникова». Надо бросить все силы на уничтожение банд. … Хочу сказать несколько слов и об изменении своей позиции. Я никогда не говорил, что с террористами или лично с Масхадовым надо договариваться. Я повторял, что их надо уничтожать. Но при этом не надо забывать и об установлении мира. Я считал, что после уничтожения главарей банд можно договариваться с представителями гражданского населения Чечни. Ведь воевать со всем народом невозможно. Но сейчас я не уверен, возможно ли примирение в принципе. Не хотелось бы верить, но не исключено, что мы стоим на пороге конфликта цивилизаций. Раньше мир делился на Запад и Восток, а теперь — на Север на Юг»5.

Несколько лет Немцов повторял в разных вариантах свой тезис «Необходимо начинать переговоры с теми, с кем воюем» не уточняя предмета переговоров и не упоминая имен возможных участников переговоров с чеченской стороны. Характерна его статья в «International Herald Tribune» от 15 июля 2003 года «Чтобы остановить террор, нужно начать реальные мирные переговоры»6. В этой статье Немцов, во-первых, вполне в рамках официального дискурса называет атаки смертников на административные здания и здания силовых структур в Чечне терактам. Во-вторых, называет прошедший в Чечне референдум и готовящиеся выборы президента имитацией процесса политической нормализации. Разумеется, не называется ни имен, ни предмета переговоров, но из замечания, что в случает успеха «внутричеченского диалога» «идея амнистии будет безоговорочной» можно догадаться, что никаких переговоров, кроме как об условиях амнистии, не предполагается.

3 Немцов и Аушев выступили за переговоры с Масхадовым. http://news.ng.ru/2001/09/06/999764598.html

4 Андрей Антонов. Президента прорвало. http://www.prima-news.ru/news/articles/2001/9/7/15701.html?print

5 Московский комсомолец, 13 сентября 2001 года.

6 «Stopping terror requires rea peace taks». Перевод на личном сайте Бориса Немцова http://www.nemtsov.ru/?id=619157

October 10th, 2010
Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: